Не все то золото…

Войны олигархов с вовлечением больших чиновников видятся сидящему у телевизора рядовому гражданину чем-то очень далеким от реальной жизни. Но, в конечном итоге, такие конфликты прямо (и весьма удручающе) сказываются на кошельках этих самых граждан. Как это происходит и что на самом деле означает игра в медиа-пространстве с такими терминами, как «нормативы капитала», «доформирование резервов», «кредиты рефинансирования», - попробуем разобраться на примере истории с национализацией Приватбанка.

Итак, финансовое учреждение, которое занимало лидирующие позиции в отрасли практически по всем возможным финансовым показателям, в 2016 году стало критически проблемным. За спасение системообразующего банка взялось государство: по предложению НБУ и Совета финансовой стабильности в Кабмин на воскресном заседании 18 декабря принял решение о переходе ПАО КБ «Приватбанк» в 100%-ную государственную собственность.

Причинами национализации тогда еще глава Нацбанка Валерия Гонтарева  назвала действия прежних владельцев (Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова), выделявших значительные кредиты аффилированным лицам.

По результатам проведенной НБУ диагностики качества активов и необходимости в докапитализации банков была выявлена нехватка капитала Приватбанка. «На 1 апреля 2015 года она составляла 113 млрд гривен», - сообщила Гонтарева, отметив при этом неправильную кредитную политику: «Более 97% корпоративного портфеля, который составлял 150 млрд гривен на 1 апреля 2015 года, были кредитами, связанными с акционерами компании», - сообщила В.Гонтарева.

Как оказалось, большинство кредитов, которые были выданы компаниям, связанным с И.Коломойским и Г.Боголюбовым, выдавались с грубым нарушением банковского законодательства. В частности, их получали «фирмы-пустышки», которые не могли погасить долг за счет операционной деятельности – таковой просто не было. С другой стороны, кредиты практически не обеспечивались залогом, который мог бы позволить Приватбанку возместить при необходимости эти кредиты. Иногда заявленное залоговое имущество оказывалось неликвидом и не покрывало сумму долга. В качестве примера можно вспомнить стадион «Днепр-Арена». По имеющейся информации , в свое время на его строительство было потрачено более 1 млрд грн, а независимые оценщики оценили его текущую стоимость в сумму близкую к 850 млн грн. Но регулятор признал стоимость этого залога нулевой из-за практической невозможности реализации недвижимости. А это все значит, что средства фактически выдавались без намерения их когда-либо вернуть, что лишало банк его денег, - будь то депозиты клиентов или предоставленные средства МВФ.

Так в Приватбанке допустили ситуацию, при которой текущие обязательства превысили активы. По оценкам отдельных экспертов, в конце ноября 2016 года отрицательный капитал составлял 106 млрд. грн. И о фактической неплатежеспособности наверняка было хорошо известно собственникам банка. При этом Приватбанк продолжал выдавать кредиты и принимать депозиты, будучи по сути неплатежеспособным.

В дополнение ко всему накануне национализации в нарушение порядка, установленного постановлениями НБУ и внутренними документами банка, были выведены огромные суммы на счета физических и юридических лиц. Что позже подтвердила и В.Гонтарева. «Сейчас проведен постаудит Приватбанка. Выявленные проблемы не только подтвердились, а были даже увеличены, - заявила она на пресс-конференции 10 апреля 2017 года . - Не 97% корпоративного портфеля было выдано связанным лицам, а все 100%. Это означает, что потребность в докапитализации еще больше – и государству придется выложить еще больше денег, чтобы компенсировать убытки за управление банком командой олигархов… В последнюю ночь они провели мошеннические операции на сумму более чем 16 миллиардов гривен. Аудиторский вывод вы скоро увидите».

Всем этим банк, находившийся под влиянием И.Коломойского и Г.Боголюбова, продемонстрировал отказ выполнения обязательных нормативов капитала. Здесь нужно особо упомянуть закрытое постановление от 23.02.2016 №103/БТ , которым НБУ утвердил план реструктуризации Приватбанка, наложив ряд дополнительных требований и введя ряд ограничений. В частности, банк должен был увеличить уставный капитал на 10 млрд. грн, а также снизить потребность в доформировании резервов под кредитные операции, путем оформления дополнительного залога в объеме 76,687 млрд. грн. Данные требования по увеличению уставного капитала и резерву были зафиксированы в самой программе финансового оздоровления учреждения.

Согласно документу Приватбанк обязан был обеспечить возврат кредитов, которые были выданы связанным лицам. Согласно графику, который прилагался к программе, с марта по декабрь 2016 года сумма ежемесячных платежей по всем кредитам должна была составлять не меньше 1,3 млрд. грн. Но хозяева банка, будучи также конечными бенефициарами связанных лиц, отказались погашать эти кредиты.

Понятно, что упомянутое постановление было не единичным случаем, когда НБУ требовал у Приватбанка реструктуризации кредитного портфеля. Но в ответ на это лишь создавалась видимость хорошего кредитного портфеля банка. А на самом деле этот портфель поддерживался искусственно: компаниям, связанным с И.Коломойским и Г.Боголюбовым, выдавались кредиты, которые потом погашались только за счет получения новых заемных средств. Собственные деньги в этой схеме компании, естественно, не тратили. И желаемого результата Нацбанк так и не получил, поскольку такая схема «реструктуризации» никак не уменьшала кредитного риска. По сути Приватбанк отказался реструктурировать кредитный портфель банка, в соответствии с требованиями НБУ.

Кстати, просрочка по кредитам рефинансирования возникла еще в сентябре 2015 года. И хотя в Приватбанке неоднократно заявляли, что своевременно выплачивают эти кредиты (и даже с опережением графика погашения задолженности), по факту руководство банка отказывалось погашать задолженность перед НБУ, и согласно данным регулятора практически все кредиты были просрочены.

Впрочем, руководство банка все же следило и за улучшением показателей. Например, финансовые результаты скрашивались использованием кредитных деривативов. По имеющейся информации на 19 декабря 2016 года дебиторская задолженность банка включала 17,8 млрд. грн задолженности по деривативам, которые относились к кредитам и по которым кредитная задолженность была закрыта.

Да и скандал с аудитором из «большой четверки» – авторитетной международной компанией PwC, завершившийся запретом ей проводить аудит украинских банков, можно объяснить разве что вмешательством Приватбанка. Последним не был предоставлен полный доступ ко всей необходимой для целей аудита информации, включая информацию относительно кредитов связанным лицам. Руководство банка манипулировало информацией, результатом чего тогда стало позитивное заключение аудитора.

В итоге, как сообщают эксперты, на дату национализации большинство (около 70%) кредитов рефинансирования, которые предоставлялись НБУ Приватбанку для поддержания ликвидности, были просрочены. А по нескольким кредитам рефинансирования обеспечение было предоставлено не в полном объеме (недообеспечены были порядка 3,5 млрд грн. кредитов), что также стоит приписать к «заслуге» собственников.

По информации бывшего министра финансов Александра Шлапака, назначенного председателем правления банка, которая была озвучена в ходе пресс-конференции 04.07.2017г., реальный объем кредитов связанным лицам в Приватбанке по состоянию на 1 января 2017 года составлял 190 млрд грн, или 97% общего кредитного портфеля финучреждения.

А вот расхождения в оценках аудитора и банка он дипломатично пояснил тем, что аудитор оценивал портфель по международным стандартам бухгалтерской отчетности, которые не предусматривают украинских реалий.

Все вышеперечисленные нарушения происходили при непосредственном участии в работе банка собственников Приватбанка Коломойского И.В. и  Боголюбова Г.Б., которые к тому же являлись членами Наблюдательного совета Приватбанка и оказывали огромное влияние на работу банковского учреждения.

В конце 2016 года Министерство финансов Украины докапитализировало Приватбанк на 107 миллиардов гривен, что должно было обеспечить ликвидность его валютных обязательств, а через полгода государственный банк снова нуждался во вливаниях на 38,5 млрд грн. И, как отмечали эксперты , избежать расходования денег налогоплательщиков на поддержку национализированного банка не получится, поскольку качество кредитного портфеля оказалось хуже первоначальных оценок, перспективы возврата инсайдерских кредитов туманны, а судебные войны усиливаются…


Источник: zib.com.ua

Комментарии 0

Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии.