О возвращении на ТВ, семье и карьере: интервью с Лилией Ребрик

Лилия Ребрик стала ведущей утренней программы на телеканале «Украина»

Известная актриса и телеведущая Лилия Ребрик рассказала "Сегодня" о том, как ей даются подъемы в четыре часа утра, почему зрители говорят, что были о ней лучшего мнения, как вышла на работу спустя неделю после родов и о счастье взаимопонимания в браке.

— Лилия, недавно вы стали ведущей утренней программы на телеканале "Украина". Это новое для вас амплуа, как ощущения от первых эфиров?  

— Думаю, возвращение на ТВ — одно из главных событий для меня в этом году. Не могу сказать, что успела соскучиться, перерыв был небольшой. Осенью ожидался старт нового сезона "Танцуют все!", и когда стало известно, что проект закрывают, я очень волновалась: как пережить эту осень без танцев? За столько лет организм привык к сумасшедшему графику, была уже какая-то потребность, особый драйв.  Приятно, что именно мне предложили стать ведущей "Утро с Украиной". Это новый для меня формат, и он мне кажется очень ярким, позитивным и романтичным.

— Вставать в 4 утра — какая тут романтика!

— Не скажите, в этом много плюсов! Как я себе представляю утро? Люди собираются на работу и включают телевизор. Параллельно собираются, завтракают — никто не садится на диван смотреть "Утро с Украиной" с чаем и конфетами, правильно? Моя задача, как ведущей, — создать настроение. Это особая ответственность — зарядить людей, у которых впереди сложный рабочий день, на правильную тональность.  При этом важно не только выглядеть бодро и уверенно, но и быть собранной. Мы начинаем достаточно рано, в 6:30, а ведь до этого нужно еще подготовиться, нанести грим и сделать прическу. Главное — начинать день с улыбки, тогда он пройдет легко и удачно. Признаюсь: думала, буду немного переживать во время первого утреннего эфира, но волнение отошло на задний план. Меня это даже немного удивило — обычно мне даже нравится легкий мандраж во время прямого эфира.

— Недавно вы с мужем Андреем Диким открыли студию танцев. Это для вас больше бизнес или творческая реализация?

— Мы боимся слова "бизнес" — у нас другой склад ума, мы люди творческие. А появилась студия благодаря дочери Диане. С ее рождением стало ясно, что она обязательно будет танцевать. Андрей как тренер много лет работает со взрослыми парами, которые показывают хорошие результаты на международных турнирах. Но с детьми он давно не работал. Встал вопрос: кому мы сможем доверить обучение нашей дочери? Так возникла идея создать студию, которая будет воспитывать новое поколение танцоров. Не зря говорят: дети — наша лучшая мотивация. Благодаря Диане мы рискнули и воплотили в жизнь эту идею.

1_3280

— Ваша популярность помогает в раскрутке студии?

— Не знаю. Но мне приятно, когда люди приводят своих детей и говорят хорошие слова в адрес того, что мы делаем на сцене. Я спокойно отношусь к популярности — это просто часть нашей работы. Кокетничать и говорить, мол, как я устала от того, что меня везде узнают, несправедливо по отношению к себе.

— С какого возраста принимаете деток?

— С четырех лет. Хотя наша Диана танцует с трех — они с партнером Никитой уже ездили на соревнования, привозили оттуда медали. Андрей прекрасно работает с детьми, и я порой удивляюсь, как в мужчине может быть столько терпения, понимания и сердца. И в то же время — разумного подхода. Не каждая женщина так сможет!

У нас была девочка, которая всю тренировку... просто лежала на полу! Я сказала Андрею: "Как ты это выдерживаешь? Скажи родителям, что ей еще рано, пусть подрастет и приходит". Он удивился: "Зачем? Значит, она так получает информацию, ей так нравится! Понятно, что ребенок в 4 года не выйдет сразу на сцену и не покажет результат. Моя задача, как тренера, — влюбить эту девочку в танцы, не отпугнуть".

— Вы с мужем очень занятые люди. С кем остается дочка, когда вы работаете?

— Мы оказались жадными на эмоции родителями. Жадными к ее открытиям и победам, первым шагам и словам. Принципиально обходимся без няни. Мы были первооткрывателями ее первых шагов во всем. Возможно, нас кто-то осудит, мол, зачем ребенка таскать за собой? А нам это в радость. Она с младенчества была в зале, где Андрей тренировал танцоров. Я кормила ее до полутора лет — и все успевала!  Конечно, у Дианы есть любящие бабушки и дедушки. Это отдельная тема: все, что не позволено было нам, ей разрешено (улыбается). Но мои родители живут в Черновцах, Андрея — в другом конце Киева, поэтому обходимся лишь поездками в гости. 

— С появлением ребенка, на что перестало хватать времени?

— Наоборот, у меня появился лишний час! Тот, о котором мечтают все женщины. Ребенок творит чудеса. Когда у тебя нет детей — мотаешься, думаешь, как бы все успеть. А появляется эта кроха — и организовывает тебя так, что все получается! Я не из тех мам, которые сидят дома и посвящают себя только ребенку. Диане была неделя от роду, когда я вышла на работу.  Люди порой считают, что артистки и в жизни — "дивы". Мы такие же мамы, как и все! Для меня очень важно быть примером для ребенка. Сейчас Диане пять лет, и я начинаю пожинать плоды своих убеждений. Дочка с гордостью говорит друзьям: "Это моя мама". Называет меня лучшей подругой, хотя ее этому никто не учил. Мне это приятно слышать, мы с ней действительно общаемся на равных, по-взрослому. Она сейчас выдает удивительно мудрые фразы, например: "Я счастливая, потому что меня родили счастливые родители". Порой делает настолько осознанные выводы, что не перестаешь удивляться. Кроме того, Диана разбирается во всех видах акул, китов и сколопендр! Вчера расспрашивала об этом, и я поняла, что надо подтянуть свои знания в зоологии (улыбается). 

— Думаю, Диана — папина принцесса...

— О, это отдельная тема. Для Андрея дочка — целый мир. Когда они вдвоем, им никто не нужен. Они такие друзья, такие потешные, вместе на всех качелях-каруселях, в зоопарке, а когда играют дома, оба — как дети: балуются, залезают на люстру, хохочут, эмоции зашкаливают! Бывает, я захожу и говорю: "Все, Дикие! Успокоились!" (смеется) А сама смотрю на них, и ком в горле... Это невероятное счастье.  Мы ни разу не отдыхали без ребенка. Даже не рассматривали этот вариант. Кто-то скажет — надо, дескать, и для себя пожить. А мы и живем для себя. Наслаждаемся каждым моментом втроем.

— Часто удается вырваться на отдых?

— Раз в год стараемся выбраться в теплые края. Для нас это уже семейная традиция, необходимость. Потому что, помню, в моей жизни был период, когда я на протяжении семи лет ни разу не отдыхала. Это неправильно! И я благодарна мужу: он учит меня уметь расслабляться, отключать телефон и отдыхать, хоть иногда.

— Некоторые творческие личности признаются, что дома о работе не говорят. А как в вашей семье?

— Мы любим нашу работу, это часть нашей жизни, поэтому обсуждаем наши проекты и новые идеи везде. Кому, как не самому близкому человеку, можно доверить наболевшее и рассказать обо всем? Только он тебя поймет, поддержит и скажет: "Да, все неправы, права только ты, любовь моя!" И порой этого достаточно, чтобы успокоиться и сбить градус эмоций. 

— Вы много снимаетесь в кино. Недавно закончился сериал, где вы играли эдакую разбитную одесскую медсестру. Каково это — такому деликатному человеку, как вы, воплощать на экране свою полную противоположность?

— Я актриса, и с удовольствием пробую то, что мне не дано в жизни. В этом и вкус нашей профессии: на сцене и в кадре можешь позволить себе то, что в реальности не позволишь.  К примеру, в сериале "Спросите у осени" моя героиня была абсолютным воплощением зла. Однажды заходим с Дианой в детскую комнату в торговом центре, а там бабушка с внучкой. Увидела меня и воскликнула: "Лиля, ну вы и стерва! А мы вас так любили". Я улыбнулась и поблагодарила за комплимент. Сказала: "Для нас очень важно, чтобы вы поверили". Хорошо, что есть возможность играть характерные роли. Не сиропных героинь, а тех, кто может совершить зло, а то и убить кого-то. Отрицательные персонажи всегда запоминаются лучше.   На канале "Украина" шел сериал "Окно жизни", в котором поднимается актуальная тема брошенных младенцев. В нем я сыграла солдата Женю. Это был последний фильм Максима Паперника. Многие удивлялись: какая, мол, из Лили женщина-воин? А Максим во мне это увидел, и я была очень ему за это благодарна. Он уже болел тогда, но снял этот сериал. Я очень ценю режиссеров, которые тебя чувствуют. Понимают, что ты можешь сыграть намного драматичнее и серьезнее, чем это может показаться. 

— Вы очень позитивный человек, Лиля. А что может вас разозлить?

— Человеческая глупость. Стараюсь исключать из своей жизни таких людей. Не культивирую злость, она меня обескураживает, выбивает из колеи. Думаешь: ну как такое может быть? В жизни важно отсеивать не своих людей. Обзавестись кругом общения, в котором тебе будет комфортно.  Даже ради выгоды и карьеры не стану общаться с глупыми и агрессивными. Увы, часто люди тратят энергию и время на таких, теряя при этом себя как личность. 

— Вы дружите с коллегами по цеху?

— У нас, скорее, рабочие отношения. Субординация значительно упрощает процесс. Замечено: как только становишься своей в доску, отношения портятся. Любое замечание по работе воспринимается как личная обида. Мы, актеры, очень ранимы. Я всегда это учитываю, стараюсь не повторять ошибок прошлого.  Конечно, есть артисты, с которыми я постоянно встречаюсь и в родном Молодом театре, и на съемках. Например, прекрасная антреприза по Чехову "Два анекдота на ужин", где вместе со мной играют Леша Вертинский, Юра Горбунов, Ольга Сумская. Чудесная компания, просто одна семья! Каждый проект — это новый этап жизни. Плачешь и огорчаешься, когда он заканчивается.

— Вам приходилось отказываться от работы?

— Сейчас я более переборчива, чем в 20 лет, когда хватаешься за все, чтобы заявить о себе. Сначала ты работаешь на имя, а затем — имя на тебя. Уже могу позволить себе работать только в удовольствие и отказываться от проектов, если неинтересный сценарий, если меня не зажигает это. Лучше проведу вечер с семьей. 

— Муж поддерживает вас в этом?

— Конечно! Андрей понимает меня, как никто. Поражаюсь, как человек не из актерской сферы может настолько тонко чувствовать все издержки и нюансы профессии. Его всегда ровно столько, сколько нужно. Мы близкие по духу люди. Видимо, это и есть та самая химия. То, что случилось с нами, — большое счастье, которым надо дорожить. У нас получилось такая семья, какую я когда-то себе в идеале представляла.

— Думаю, это ваш позитив и энергия притянули такие гармоничные отношения.

— Возможно. Иногда смотрю на наших женщин и вижу, насколько многим не хватает легкости. Кстати, та самая медсестра Оля из сериала, о которой мы говорили, именно такая: легкая и позитивная. Мы же привыкли грузить себя, заниматься самокопанием, винить за поступки. Так хочется сказать: "Милые женщины, жизнь может быть легкой, несмотря на сложности и проблемы. Находите эту легкость — в отношениях, дыхании, походке, одежде, улыбке, бытовых мелочах".

— Золотые слова. Казалось бы, так просто, а сколько страданий мы "продюсируем" себе сами. Как-то вы сказали, что в детстве любили сказку "Золушка". И ваша жизнь показывает, что все возможно — даже стать ведущей настоящего Венского бала! Расскажите, пожалуйста, об этом событии и вашем участии в нем.

— Вы правы, меня действительно пригласили стать ведущей Благотворительного Венского бала в Киеве, он будет проходить 27—28 октября в колонном зале Киевской мэрии — со всеми атрибутами, принятыми на европейских балах. Традиционно Венский бал — это благотворительный проект: в этом году средства, вырученные во время мероприятия, будут направлены на программу социальной реабилитации участников АТО, а также на развитие Центра социальной реабилитации детей с инвалидностью. Приедут вип-персоны и члены королевских семей из Европы, будет немало украинских селебрити. Как видите, без танцев все же не обошлось (улыбается). Андрей в качестве хореографа готовит дебютантов к балу. Ему нелегко: возрастной разброс участников — от 5 до 15 лет среди детей и 16—28 лет — среди дебютантов взрослых. Плюс — разный уровень подготовки, большинство вообще никогда не танцевали.

— Диана участвует в выходе дебютантов?

— Конечно! Будет танцевать со своим партнером Никитой. Получается, что Венский бал — это первый проект, в котором мы участвуем всей семьей. 

— В чем для вас сложность ведения этого мероприятия?

— Во-первых, огромная ответственность — в Украине Венский бал такого масштаба проводится впервые. Во-вторых, мне предстоит выдержать непрерывный марафон: день — ночь — день. Гости и участники будут меняться, а мне, как ведущей, нужно сохранять лицо и свежие мозги. Но какого-то страха нет. Для меня этот бал — та же сказка: огни, музыка, красивые платья...

— Кстати, наряды уже готовы?

— Платья, которых будет два или три, готовят украинские дизайнеры — партнеры Венского бала. Для Дианы я заказала наряд у нашего любимого детского бренда.

— Дочка не переживает перед балом?

— Диана понимает, что это серьезное выступление. Но для нее это — праздник, а не экзамен или соревнование, когда надо волноваться и нервничать. На репетициях она называет папу строго — Андрей Владимирович, он ее меньше хвалит, чем других, и она понимает, что такая субординация необходима. Главное — впереди праздник, которого мы все очень ждем! 


Источник: segodnya.ua

Комментарии 0

Авторизируйтесь, чтобы оставлять комментарии.